Have an account? Log in Or

“Первые 2 недели был просто ад”. Иван Матвеев о роли папы в декрете и переезде в Ливан

Сегодня в рубрике переезды не будет про наши очередные сборы и лайфхаки! Я хотела поделиться с вами своим уникальным приятелем, Иваном Матвеевым, который взял себе в России отпуск по уходу за ребенком (да-да, не maternity, а paternity leave) и переехал с семьёй в Ливан. Читать с попкорном и подсовывать эту статью своим мужьям разрешается ;)

– Ваня, привет! Ты же работал в Новосибирске на отличной позиции в Johnson&Johnson. Как же так получилось, что вдруг переезд в Бейрут и декрет?

– В общем, мы оба работаем в международных компаниях. Моя супруга в Philip Morris International ещё до декрета и беременности была номинирована на участие для ТОП-талантов компании в программе внутренних стажировок. И она прошла в эту программу, но когда и куда ехать было непонятно. Жизнь шла своим чередом, у нас были свои планы. В итоге, когда жена сообщила о своей  беременности, ей сказали: “Беременной мы тебя никуда не отпустим, поэтому рожай, через 4 месяца выходи из декрета и будем определяться”. Проходит месяцев 6 после рождения сына и нам сообщают: “Мы тебя готовы отправлять”, жена спрашивает: “Куда?”, а ей в ответ: “В Ливан”.

Я сразу стал искать в интернете, где это, Ливан, и что из себя представляет. Моей первой реакцией было: “Нет. В Ливан мы не поедем! С Израилем война холодная, практически горячая. Там со всех сторон Сирия, везде враги, ИГИЛ и всё в таком духе. Никакого Ливана!” Это потом мы выяснили, что всё гораздо мягче, чем кажется. Средиземное море, горнолыжный курорт, Ливан называют Ближневосточной Швейцарией.

Решение далось не просто. Хотелось попробовать пожить за рубежом и посмотреть как-то по-другому на нашу жизнь. Но вопросы безопасности, условия воспитания ребёнка, мой вынужденный выход в отпуск по уходу за ребёнком, что означает «поставить карьеру на паузу» – всё это сильно смущало. Но с другой стороны это очень интересный опыт для всех. Жить отдельно, чтобы я оставался в Новосибирске с ребёнком, а супруга в Ливане – это для нас не вариант. Мы решили поехать!

Приехали мы 5 января 2017 года, когда сыну было 8 месяцев, он был на грудном вскармливании. Два дня мы здесь адаптировались и утром в понедельник мама уходит на работу. И сын такой: “Не понял? Ни груди, ни мамы целый день.” До этого момента я проводил с ребёнком один на один максимум 4 часа. То есть условия в которых мы оказались – это стресс для меня и для него. Первые две недели это был просто ад, потому что я не знал что с ним делать.

Первое время, когда моя супруга приходила с работы, я просто вручал ей сына и говорил “Всё, я пошёл”. Я просто выходил на улицу и гулял один, чтобы меня никто не трогал, я ни с кем не разговаривал, я никого не развлекал.

– Сейчас все мамы, которые нас читают, вздохнули: “О, как мы тебя понимаем!”

– Вся эта ситуация с декретом, меня навела на мысль, что любому мужчине, если он хочет понимать своего ребёнка, если хочет ЛУЧШЕ понимать свою жену, я крайне рекомендую не побояться и пройти этот опыт.

Но не так чтобы посидеть с ним недельку, нет, месяца на три, и чтобы мама была не в соседней комнате, а чтобы уезжала куда-то. После этого большинство вопросов на тему “Да что ты там делаешь в декрете? Просто сидишь с ребёнком, ты же в отпуске декретном” сразу отпадут. У нас получается и супруга побывала в декретном отпуске и я, и у нас теперь есть шутка такая “Ну, а что? Ты ж в декретном отпуске” :)

Вообще, это гораздо тяжелее любой работы, наверное, только в шахтах тяжелее работать, чем сидеть с маленьким ребёнком. Возможно, женщинам-матерям чуть проще в этом плане оттого, что всё-таки есть определенная эмоциональная привязка ребёнка к матери.

– И у мамы есть грудь :)

– Ага, а папа такой бородатый мужичок, который вроде бы пытается тебя веселить и поменяет тебе подгузник, помоет попу, но в реальности, ребёнок не сразу привыкает и понимает, что от тебя исходит защита, еда, веселье и так далее. То есть он не сразу это связывает, у него полный диссонанс и стресс.

Долгое время я не мог себе в этом признаться, но в итоге осознал, что было страшно оставаться с ребёнком один на один больше 4 часов. Это кажется только, что поиграл с ним и всё. Да, поиграл, но только 10 минут, пока ему это интересно. А потом? Что-то ещё нужно придумывать. Серьёзная эмоциональная нагрузка, потому что ты постоянно пытаешься чем-то завлечь его на его уровне. А сам ты при этом весь с двумя высшими образованиями, с IQ 135 и такой “Ооо, ууу, ааа”, сидишь и кубики перебираешь.

Сейчас у нас, конечно, всё гораздо проще, сын стал довольно самостоятельным, всё решает, всё делает, уже общается, правда на непонятном языке, скорей всего это смесь английского, французского и арабского, где-то русский наверняка там ещё есть.

– А сколько сейчас Севе лет? Он, наверное, пошёл уже сейчас?

– 1,5 года. Да, он бегает уже. В формате “ракета”. Ходить мы не хотим, мы просто бегаем постоянно.

– Ваня, а как тебя на работе в декрет отпустили? Спокойно сказали «Ок, хорошо!»

– Это была отдельная тема. Я своего босса заранее готовил к тому, что есть такая вероятность, что моя супруга получит назначение за рубежом и мы не готовы расставаться: слишком большой период и расстояние слишком большое. Сначала мне хотели подобрать позицию в той стране, в которой мы будем. А потом, когда уже ребёнок появился, мы решили, что лучше мне пойти в декрет. Прямое руководство отнеслось к этому спокойно, но была заминка с точки зрения оформления документов.

Когда я написал заявление о том, что ухожу в декрет, система выдала подтверждение “декретный отпуск выдан такому-то”. Но люди, которые подписывают обходной лист в электронном виде, подумали что это шутка и до последнего дня не подписывали. Я уже начал 29 декабря звонить, говорить, что у меня на руках билеты, что 31 числа я вылечу из страны и меня не будет около года. Кому нужно сдавать компьютер, машину, все дела? Где вы потом меня искать будете в Ливане? В ответ: “Эээ, а что серьёзно? А мы думали это так, просто систему проверяют. Ой-ой, сейчас всё сделаем”.

Некоторые мои коллеги говорили: “Фу, как-то странно, мужчина идет в декрет, а женщина работать идёт”. Я на это отвечал: “Ребята, если бы вам предложили пожить при средней температуре зимой +20°, когда в Новосибирске -30°, в 500 метрах от побережья Средиземного моря, я думаю, вы бы тоже согласились”. Большая часть отреагировала позитивно, потому что все понимают, что мы поехали именно получить опыт, почувствовать на своей шкуре как это – быть экспатом. А ребенок счастлив, если счастливы его родители.

– Слушай, а у тебя нет ломки, что тебе хочется в офис, одеться нормально, общаться со взрослыми интересными людьми, а не с ребёнком на детском уровне все время?

– Было такое. Сейчас уже в меньшей степени. К нам приехала бабушка, которая взяла на себя 90% бытовых вещей, то есть когда бабушки не было, мы не готовили сами вообще. Только заказывали, потому что на готовку не хватало сил. Убираться к нам приходит специальная женщина, которая этим занимается. А бабушка приехала и, соответственно, стала готовить, стало проще. И я стал заниматься тем же, чем я занимался в Новосибирске, только уже здесь, с коллегами, которые работают в моей компании в Ливане.

– То есть ты чуть-чуть там подкалымливаешь.

– Да-да, можно и так сказать. У нас сейчас есть 3 часа дневного сна, в это время я могу сделать всё что угодно. Большая часть моей работы является удалённой. Несколько раз в неделю езжу на встречи, меня используют как свадебного генерала: “Вот посмотрите, он русский, он всё знает”, потому что русских в стране уважают.

– О! Русских уважают – это интересный момент. Расскажи поподробнее.

– Здесь не просто “Восток – дело тонкое”, здесь Ливан, тут настолько всё тонко, что иногда это даже пугает. Дело в том, что обычные ливанцы считают, что по ним очень серьёзно ударил конфликт, который в Сирии сейчас происходит. Сирия находится на границе с Ливаном. Население Ливана 4 с половиной млн человек. По официальным данным, здесь находится 2 млн сирийских беженцев, по неофициальным – 6 млн. Это всех немножко напрягает. Здесь есть районы, в которые не стоит ехать без сопровождения местных. Есть районы, центры киднеппинга, куда приезжаешь и с 90% вероятностью пропадёшь, за тебя потребуют выкуп и всё в таком духе. О чем Гугл тактично умалчивает.

Почему здесь любят русских? Здесь 3 основных анклава и 16 религиозных течений, которые представлены в правительстве и решают политическую ситуацию.

  • Это христиане и они разбиты на множество группировок. Они говорят, что для них примером правителя, сильного лидера, который мог бы всех объединить, является Путин. И Путин – это класс! Первое, что говорят ливанцы, когда узнают что я из России, это «Путин» и поднимают палец вверх!
  • Вторая группировка – мусульмане-сунниты. Они хорошо относятся к России, потому что считают, что Россия – это единственное государство, которое реально пытается решить проблему Сирии. Они считают, что американцы развязали там войну. Большинство населения Ливана так считают.
  • И еще одна группа мусульмане-шииты. Они организовали когда-то, так называемую ливанскую группировку Хизболла. Хизболла признана, практически, во всём цивилизованном мире террористической организацией. Они до сих пор кидают ракеты в сторону Израиля. Она же является самой боеспособной армией в Ливане, более боеспособной, чем государственная армия. Но Россия признает Хизбаллу не террористической, а политической организацией. За что Хизболла крайне благодарна России, российскому правительству и Путину в том числе. Даже сейчас, в некотором смысле Россия и Хизболла союзники. Хизбалла – это про иранское движение, а наш российский союзник – Иран. Вот так и складывается дружба.

Поэтому всем друзьям, кто к нам приезжает, я всегда говорю, если возникают какие-то сложности или проблемы, говорите “Русси, Путин”. Всё! У вас проблем не будет! Вас по крайней мере не тронут.

– Давай поговорим про воспитание детей в Ливане. Ты их видишь вообще? На площадках, ещё где-то? 

– Давай, начнём немного с другого. У нас 3 раза в неделю есть активности вне дома. Больше мы не видим смысла нагружать нашего малыша.

Понедельник – музыкальный класс для билингвов. Ему очень интересно. В течение часа на французском, английском классические детские песни. Специальная учительница с музыкальным образованием. Мы собираемся в кружок, танцуем, поем. Играем на инструментах, барабанах и так далее. Плюс общение с другими малышами.

В среду мы ходим в спортзал для маленьких, где мы подтягиваемся, учимся делать кувырки вперёд, кувырки назад, ходить по бревну боком, передом, задом. Это очень хорошо для физического развития. Сын там отрывается как может.

По пятницам мы ходим в бассейн. Учимся плавать, нырять. Ныряем хорошо, плаваем хорошо только с шариками под одеждой, которые держат воздух. Но зато у ребёнка нет страха воды. Если он поскользнулся и упал в воду, он знает что это такое, он успевает задержать дыхание и спокойно выныривает.

Все эти мероприятия очень дорогие оказались. 12 занятий в спортзале по часу стоят 250$. 4 часовых занятия в бассейне стоят 120$. Поэтому на этих занятиях встречаются либо богатые ливанцы, либо экспаты с детьми. Соответственно, всё наше общение по большей части происходит с детьми экспатов. А это мексиканцы, испанцы, англичане, итальянцы, французы, канадцы, австралийцев много. Детям абсолютно всё равно из какой страны человек, они если нашли что-то общее, то всё, можно пойти выпить пива, пока дети развлекаются.

Здесь проблемы с игровыми площадками, их мало и они платные. Парочка есть под открытым небом и ещё парочка больших игровых площадок – в торговых центрах. Под открытым небом было здорово до июня, а в июне началась температура под 30 и уже не так весело на улице. Там больше детей арабов, ливанцев.

Особенность воспитания арабских детей можно охарактеризовать фразой “иншала”, которую они всегда говорят и переводится с арабского “как бог пошлет”. Они растут как трава у них в основном. Споткнулся, упал, очнулся – гипс, иншала. Так послал Аллах, ну что теперь делать. Побежал, упал с 5 этажа, погиб, ну иншала, горе, но иншала. Что важно отметить, данный «подход» работает только в отношении самих родителей, но не в отношении нянь или воспитателей.

Большую часть времени ребенком занимаются няни из Эфиопии, Филиппин, Северной Африки. Их задача, чтобы ребёнок был сыт, одет, помыт и ничего себе не сломал. Всё! С точки зрения развития они ничем с детьми не занимаются. Няни везде с ребёнком бегают, его придерживают. Казалось бы, пусть он упадёт, там мягко, безопасно, зато научится ходить. Но няни его держат, потому что понимают, что от родителей им прилетит за любой маленький синяк или царапину. При этом привязанность у детей к няням огромная. Мы несколько раз наблюдали ситуацию, когда ребенок не хотел идти с мамой куда-то, потому что он тянулся к няне. Он няню воспринимает уже как более родного человека, чем маму. Такова особенность воспитания у богатых семей.

Местные состоятельные родители в принципе считают, что свою обязанность как родителей уже перевыполнили, если отдали ребёнка в престижные ясли с 6 месяцев, где воспитатели говорят на трёх языках и занимаются по программе Монтессори, несмотря на то что детей кормят чем попало и большие вопросы к гигиене.

У бедных семей немного по-другому, там старшие дети смотрят за младшими, но там тоже ни о каком развитии речи не идёт, поел и уже отлично. Зачастую к 6-7 годам, когда наши дети умеют читать, считать, здесь дети не очень это умеют делать, а некоторые, бывает, ходят в подгузниках, то есть они не в курсе что такое горшок. Как сложится, так сложится. Вырос оболтус, что теперь поделать.

– А у них нет такого понятия, как декрет у мамы? 

– Есть. Только здесь декретный отпуск официально 70 суток после рождения ребёнка, и на работу они ходят пока воды не отойдут. Когда местные узнают, что я папа в декрете, они очень удивляются: “Как это?”.  Но потом они про себя думают (это я потом уже выяснил): “Ага, он наверное очень богатый, у него где-то там деньги, поэтому он не напрягается, с ребёнком сидит”. Вроде как для меня это развлечение. Потому что здесь очень серьёзное расслоение общества: 5% очень богатых людей и 95% очень бедных людей. Средний класс отсутствует вообще. То есть здесь поехать, купить себе феррари – не проблема, загородный домик на берегу Средиземного моря со своим 100-метровым пляжем –отлично. Это нормально считается. И соответственно они думают, раз я сижу с ребёнком, значит, по деньгам я могу себе это позволить, как развлечение. А изначально это вызывает у них определённый шок, потому что мужчина должен работать, а женщина должна заниматься домом.

– То есть тут такая патриархальная структура?

– Очень. И это очень пересекается с религией. Здесь христиане не такие, как в России: много православных, которые в церквях ни разу не были. Здесь они каждое воскресенье стабильно ходят на службы и всё как полагается, потому что они понимают, что недавно была Гражданская война с мусульманами, которые точно молятся, а значит и мы тоже должны показывать, что мы приверженцы Бога.

– Со скольки лет в Ливане детский сад?

– Все зависит от благосостояния семьи. У жены есть пример коллеги на работе, которая каждого из своих троих детей отдавала в ясли с 2х месяцев, потому что надо было выходить на работу. Но в среднем, с 6 месяцев отдают.

Здесь на мой взгляд, очень необычный разброс по группам: от 6 месяцев до 1,5 лет и следующая группа от 1,5 до 3 лет. Мы ходили, смотрели детские сады, думали о том, чтобы парня туда отправить, чтобы он привыкал, больше общался. Но поняли, что это не наш вариант, начиная с подхода к образованию и заканчивая питанием: потому что кормят они их тем же, что и кушают взрослые. А это очень много хлеба, лепёшек, разных аллергенов и в целом не очень здоровое питание. Я бы даже сказал очень нездоровое. Они все говорят – без проблем, приносите своё питание, будем кормить вашим. Я говорю – да, это было бы очень здорово, если бы вы смогли контролировать 12 человек. То есть, если он будет видеть, что его сосед ест лепёшки, вы думаете он будет есть овощи, которые ему приготовила мама? Нет, он пойдет просить у соседа и будет есть лепёшки, потому что так интереснее.

– Скажи, а в садике с ними там чем-нибудь занимаются?

– Вроде как да. Но всем, чем там они занимаются – это можно делать и дома, иначе зачем я здесь? С учётом того, что мы видим, что у них проблемы у детей с лишним весом, они его капитально наедают. Мы решили, что мы не будем рисковать, т.к. сейчас с питанием ребёнка закладываются его привычки на будущее. Пусть он кушает домашнее, то что дома приготовлено под нашим контролем. Рисовать – мы рисуем дома, перебираем рис, выставляем маленький бассейн на балкон, шарики кидаем туда-сюда. Мы целыми днями чем-нибудь заняты. А любимое всеми здесь Монтессори имеет арабский окрас и подход: Иншала.

– Ты как это всё придумываешь? Где всё это читаешь, где подпитываешься?

– Когда в начале декрета у меня были кризисы “поиграли в это, поиграли в то” и всё, у меня фантазия кончалась, то мне супруга помогала. Она мне сказала посмотреть приложение Вачанга для детей. Там ты забиваешь возраст своего ребёнка и он предлагает: слепите это, сделайте то-то, разбирайте бумажки, достаньте то-то. В принципе прикольно. Потом оно уже не нужно, потому что сам понимаешь, что хотелось бы некой грани между тем, что интересно тебе и ребёнку.

Нам интересны игрушки, в которых можно водичку переливать, и она льётся, там всё крутится, движется – физика процессов. Ребёнок такие штуки очень любит. Ещё он любит, когда что-то связано с электричеством, где моргает, светится или что-то можно нажимать. Мимо колёс вообще не можем пройти. Фонарики, включаем-выключаем что-то, перекладываем что-то, макароны в пакет сложили – классно! Переложили в другой пакет. Вроде ерунда, а парню нравится, парень веселится. Что ещё надо, главное, чтобы ребёнок был счастливым!

– А у тебя есть какие-то папские отличия в воспитании?

– Я стараюсь не усложнять жизнь ни себе, ни ребёнку. Хочешь играть – поиграй, не хочешь в это играть – поиграй в другое. Если он занят, я наблюдаю за ним, смотрю что ему интересно, что его больше привлекает, что у него получается и что он хотел бы сделать, но у него не получается и нужна помощь. Но я стараюсь не вмешиваться, когда он может играть один. Когда у нас парная игра, когда мы вместе что-то делаем это одно, но когда он один играет, я просто держу его в поле зрения, мало ли что может произойти. Сегодня был любопытный эксперимент, он до этого в песке ковырялся и не было проблем. Но почему-то здесь на побережье он решил песок попробовать из совочка. Попробовал – ему не понравилось.

– Ты видел, что он уже жуёт песок и ты решил, ну пусть пожуёт?

– Да, он взял в рот, я ему говорю, что это несъедобно. Он пытается выплюнуть, но не получается, потом руками вытирает. И всё, он скорей всего больше не будет этого делать. То есть это опыт, в котором мало риска, но который даёт большие знания. То же самое касается, например, падения с кровати. У нас было ровно одно падение с кровати. Теперь он чётко знает, где находится край. Он до него добегает и останавливается. Потому что он с него упал, это было неприятно. Он не ударился, ничего себе не повредил, просто испугался свободного падения. Поэтому, когда он начинает бегать по диванам, я просто стелю подушки на пол. Если он упадёт, то это будет безопасно и принесёт опыт. Мы же как-то поняли, что нам нравится киви и не нравится манка? Мы просто попробовали то и другое. На мой взгляд, должен быть взвешенный и безопасный риск в апробировании разных вещей.

– Скажи, как ты думаешь ваши отношения с сыном изменились? Он теперь воспринимает тебя как маму? Или как-то по-другому?

– Конечно изменения произошли. Если раньше, когда мы были в Новосибирске, он меня воспринимал как иногда бывающего рядом, он просто думал: “Может поиграть, потискать”, то сейчас, когда он чего-то пугается, он бежит ко мне. Но при выборе “мама или папа”, когда мы оба присутствуем, он предпочитает, естественно, маму. Это нормальная ситуация.

Раньше он меня не воспринимал как источник еды, питья, защиты, игр и развлечений, а теперь он воспринимает именно так.

Ещё одна ливанская особенность, которая первые два месяца меня раздражала, это когда идёшь по улице в арабской стране с голубоглазым блондином-ребёнком, то каждый подходит и щиплет сына за щёку и говорит “хабиби, хабиби” (в переводе “дорогой, любимый, милый”), начинают целовать. Сейчас я понял, что с этим бороться нереально и бессмысленно. Мы просто запрещаем фотографировать: “Стоп, харам, ноу фото”.

– А английский всё население знает?

– Не всегда. Первый язык, который знают все – это арабский. Второй язык – это французский, но я знаю на нём всего 2-3 фразы. И потом только английский. Поэтому регулярно приходится включать эмпатию 80 уровня, чтобы понимать о чём тебе говорят и пытаться донести какую-то свою мысль. Я всегда говорю, что самым универсальным языком будет язык жестов.

Население довольно добродушное, позитивное, они готовы помочь. У нас был случай, когда мы ездили в горы и человеку, который с нами ездил, стало плохо. То ли давление повысилось, то ли ещё что-то. Мы проезжали мимо строящейся церкви и строители, которые там были, плюс женщины, которые там готовят, пустили к себе человека поспать, чтобы он пришёл в себя. Всё это время мы гуляли вокруг, пили кофе. По-английски они знали только “hello” и “welcome”. Всё остальное на арабском или французском и, тем не менее, мы 1,5 часа с ними общались, пока человек отдыхал. Я потом вернулся к ним с арбузом. Они меня узнали, стали на французском интересоваться как здоровье человека, приглашать зайти на чай, кофе, обед.

– Супер. Вань, про сына я поняла, а как с женой? Изменились у вас отношения? Перешли на новый уровень, после твоих декретных посиделок?

– Абсолютно точно да. Потому что до момента моего декрета, я вроде как её понимал, пытался помочь, приехать с работы что-то сделать, но я не до конца оценивал всю сложность и эмоциональную нагрузку при времяпрепровождении с ребёнком. Хорошо, что это произошло. Мы отлично распределили все обязанности. Мы чётко с утра знаем, как происходят у нас сборы на работу, процесс отлажен.

Если раньше, мы говорили как мужчина и женщина, то сейчас мы можем говорить как полноценные родители, заинтересованные в том, чтобы ребёнку было хорошо.

А не так чтобы я как муж купил ему штаны, и он должен быть счастлив. Нет, дело не в штанах, а в том как с ним проводишь время. Как к нему относишься. Хотя у большинства людей именно так – моя задача добыть еду, твоя задача – воспитать. Но это не так. Ваша задача воспитать вместе. А еду добыть – это второй вопрос.

Стало больше понимания. Не нужно объяснять, что мне нужно время побыть наедине с собой или сходить с другом-мексиканцем попить пива. Супруга понимает, что это моё время и мне нужно отдохнуть.

Главное, что мы поняли: у каждого должно быть своё пространство и своё время, потому что нельзя полностью растворяться в ребёнке.

Ребёнок – это отдельная личность, человек. Да, его нужно поддерживать, воспитывать конечно, но о себе тоже не нужно забывать. Потому что как только ты начнёшь растворяться в ребёнке, то тебя не станет как личности. И передать что-то позитивное ты не сможешь, и ребёнок начнет воспринимать тебя как функцию, а не как личность. А это очень плохо на мой взгляд. Поэтому у каждого есть своё время и он может на него рассчитывать. Можно сказать – я устал, я ухожу, мне нужно побыть наедине, отстаньте от меня и я займусь чем-то для себя.

– В России многие мамы начинают хобби находить себе, развивать бурную деятельность в декрете. У тебя есть что-то такое?

– Мне не нужно придумывать, потому что в тот момент, когда я полноценно адаптировался с ребёнком, у меня появилась возможность продолжить ту работу, которую я делал. Я 3 раза в неделю занимаюсь спортом, субботу и воскресенье мы проводим в каких-то активностях, аквапарках, на море. Пока семья будет на пляже перебирать песочек, я буду на сёрфе продолжать учиться кататься.

–  Класс! А с кем ты там больше всего общаешься?

– В нашем здании живёт мексиканец. Это мой товарищ, тоже папа в декрете, что нас и объединило. Он папа в декрете двойняшек. У него жена работает в посольстве Австралии. Он рассказывает, что когда приходит няня, он просто уходит из квартиры в кофейню, пьёт кофе и молчит. Сейчас мы стали делать playdate, то есть они приходят к нам поиграть или мы к ним. Но первое время ему было очень тяжело. Я с трудом себе представляю как можно справиться с двумя. Пока кормишь и переодеваешь одного, второй орёт. Положил первого, взял второго, начал орать первый. Очень сурово.

– Знакомо. Мы первым делом после переезда всегда ищем соседей с ребёнком, чтобы устраивать playdate и вместе гулять.

– Местные ливанцы всегда улыбаются, соглашаются – да, давайте вместе поиграем. Но дальше разговоров это не заходит. Это такие вежливые разговоры. Больше в этой степени открыты экспаты, потому что особого выбора нет. Мы состоим в сообществе экспатов, где мамы и 3 папы (я, англичанин и мексиканец). Мы встречаемся, делаем совместные выезды с детьми и без. А местные как-то не очень на это идут.

– Вы как-то планировали адаптацию? Сколько времени заняло понять что к чему?

– Ничего в жизни не происходит случайно. Через неделю как мы приехали, гуляя по улице, случайно встречаем девушку с ребёнком. Оказалось, что она из Канады и замужем за немцем, который работает в посольстве. И она нам рассказала, что у них есть сообщество экспатов мам и пап в декрете с детьми. Мы стали общаться там, встречаться, знакомиться. Так я нашел себе друга мексиканца. Многие вещи про музыкалку, про спортзал, про бассейн мы узнали оттуда, потому что кто-то здесь уже дольше живет. Мы все друг другу советуем где что купить. Например, подгузники по спеццене. И все едем дружно их покупать.

– Согласна, сообщество это важная вещь.

– Если бы не было с кем-то на эту тему разговаривать, было бы очень грустно. Потому что язык не родной и всю эмоциональную нагрузку, которую несёт в себе короткое “Привет. Как дела?” – её не передать. Хочется поговорить. И так мы сошлись с мексиканцем. Они эмоционально очень схожи с россиянами. У нас – 10 минут говорю я, 10 минут говорит он. Так мы выговариваемся, обсуждаем, как, куда с детьми.

– Давай напоследок, твой совет или какой-то запоминающийся момент с ребёнком. Есть такое?

– Мы не привезли свою собаку. И уже не повезём и не сможем её привезти. И жаль, что этого не произошло. Я не знаю откуда это, возможно за те 8 месяцев, что мы прожили в Новосибирске, ребёнок очень любит животных, особенно собак. К кошкам хорошо относится, но когда видит собак он просто начинает пищать, топать ногами, смеяться, тискать их. Если у вас есть возможность, заведите собаку ребёнку, даже маленькому. Научите его с ней обращаться, что не нужно ей в глаз лезть или за хвост дергать или заведите лабрадора и всё это можно будет делать. У нас лабрадор. Ребёнок, когда только учился ползать, залазил на него, на нём засыпал, смотрел что у него во рту, трогал за язык. И это было классно. Дети очень хорошо учатся общаться с животными, именно через собак. И с людьми потом тоже. Они уже подходят и не начинают бить по голове, как они это делают, когда хотят пообщаться. Они уже знают, что собачку они гладили и человека тоже надо гладить по голове. Потому что собака-то простит, а ребёнок может обидеться и заплакать.

Запоминающийся момент. Таких очень много, особенно в путешествиях, в которые мы ездили. Я могу очень долго рассказывать. Самое главное – не стоит боятся путешествовать с детьми. Если продумать программу, распределить обязанности и подготовиться, то путешествие с ребёнком – это нормально. Мы были в ОАЭ, Иордании, сейчас поедем на Кипр. Ребёнок к этому нормально относится. Когда он уже с маленького возраста к этому привыкает, он уже начинает воспринимать путешествие как “вау, приключение”. Он уже каждый раз, когда видит чемодан, сразу залазит в него и радуется.

– Мне кажется, когда вы вернётесь в Новосибирск, у вас начнётся сильная ломка. Вы не сможете усидеть и рванёте ещё куда-нибудь.

– Может быть. Хорошо быть экспатом и плохо быть эмигрантом. Это немного разные вещи всё-таки.

Вот такая увлекательная беседа у нас получилась с Иваном. Будем рады вашим вопросам и комментариям!

P.S. Летом этого года я выпустила книжку в стихах для детей о переездах “Медвежонок переезжает”. С красочными иллюстрациями, которые можно долго разглядывать, искать мышонка, проходить лабиринт на обложке. Стихотворение поможет деткам 2-5 лет и их родителям обсудить расставания с друзьями и получить удовольствие от переездов и путешествий, а книжка вам придёт вместе с открытками-головоломками и классной бирочкой на багаж. Купить книгу и узнать подробности можно ЗДЕСЬ:

10 комментариев

  1. Очень крутое интервью, читается на одном дыхании. Спасибо за интервью с папой, и отдельное – с папой в Ливане. Я так и не побывала в этой стране 🙈 Но 100% и 50% Ливана у меня каждый день дома 😂
    Очень интересно было про развитие ребёнка – я хоть поняла, что бесполезно обижаться на Люсьена, что он книжки на арабском Виктору не покупает – видимо, ему их в детстве тоже никто не читал.

    • Катя Никитюк

      Лена, спасибо! Твой опыт замужества за Ливанцем в Москве тоже безумно интересен! Как он справляется с твоей неуемной энергией, когда в культуре при воспитании детей у них “иншала”? :)))

  2. Екатерина

    Катя, как же в тему твое интервью! Мы как раз обсуждаем с супругом его возможный декрет. И дочери скоро тоже будет полтора года, как и сыну Ивана. Много полезного узнала.

    • Катя Никитюк

      Ого! Какие вы молодцы!!! Устройте мужу “пилот” или “стажировку” на несколько дней, перед тем как принять решение :)))

  3. Lia

    Катя, cупер интвервью. Прочитала на одном дыхании. Это же еще двойная нагрузка – декрет и адаптироваться в стране, которая так далеко в культурном и ментальном плане от того, к чему ты привык. Смелое решение и бесценный опыт.

    • Катя Никитюк

      Лиа, спасибо! Это все Ваня – чудесный собеседник. Мы не могли наговориться! :) И вообще теперь Ливан не так страшен :) Я бы туда на годик тоже переехала!

  4. Соня

    Очень интересно было читать!) С дочкой первый год наш папа виделся по выходным раз в две недели, потому что постоянно был в командировках. А один на весь день остался с ней уже вообще после 2-х лет. Сейчас же каждый день приходит домой с работы и видит сына с рождения каждый день, а еще остается с ним в выходные, а я вожу старшую на занятия. И он говорит “Как же много я пропустил с первым ребенком”. Так что хоть наш папа и не в декрете, но ситуация очень знакомая в плане контраста ощущений))

    • Катя Никитюк

      Соня, это такое счастье, что со вторым ребенком у мужа появилась возможность быть с сыном чаще и почувствовать разницу!!! Очень рада за вас!

  5. Полина Хоронько

    Очень интересно было прочитать, не оторваться

  6. Маргарита

    Огонь! Папа Ваня большой молодец)

    Очень близки, как Монтессори-педагогу, его идеи про порции риска для ребенка и песок в ро. Про собаку вообще находка, буду теперь своим родителям в детском саду советовать “Ребенок драчливый? Заведите собаку!”)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *